?

Log in

22 ноября 1909 года на берегу Черной речки состоялась дуэль Волошина и Гумилева

1.

Ее таинственный и от рожденья присно

Из телефонной трубки голос серебристый

(Как дух горы, в чьем позабытом мифе никель)

Мужское тело, что в душе –- наивный странник,

Протравит страстью, в результате сделав крайним.

De mortuis, хоть, aut bene, aut nihil*.


Под крышей, в студии театра Мариинки

«Орфей» от Глюка, словно снизу шли поминки,

Был узнаваем, ибо Федор пел Иваныч.

«Вам, недостойному, досталась Черубина

Де Габриак! Вы мразь, презренная скотина!» –-

Скандал костром смертельным разгорался на ночь.


И окружающие, как бы ни хотели,

Но понимали, что катилось все к дуэли

Для двух поэтов «Аполлона», к оплеухе:

И звук пощечины, и сразу лопнет кожа

Диагональю вдоль щеки, и вверх, о боже!,

От губ пойдет и разорвет за мочкой ухо.


Вскочили Анненский и Головин, Иванов

С Толстым столкнулся и обрушил звон стаканов,

Упавших на пол. .. Гумилев же смог собраться, –-

И отступив назад под хруст стекляных крошек,

Его дрожащий голос услыхал Волошин:

«На Черной речке приглашаю вас стреляться».


«На Черной» –- дежавю к той роковой развязке,

И если все пойдет по плану, в четкой связке

Нагрянет катарсис спустя почти столетье,

Ведь lappetit vient en mangeant**, в известном смысле –-

В тот век Серебрянный, что не чурался мысли

В поэзии быть первым, как и был в балете.


Таков алаверды А.С., да и Дантесу:

Отдать и жизнь, и дар, и с верой в поэтессу

Де Габриак отправиться в Гиперборею,

Как Аполлон на колеснице в те же дали;

Но ход истории закручен по спирали,

Чтоб к фарсу, на очередном витке, теплее.


Итак, застряв в снегу в своем авто, ужасно

Опаздывая к поединку, видел ясно

Свою кончину Гумилев: от днища дула

Его последние мгновенья отлетают,

Как из дупла, и окружают темной стаей.

Но Гумилева смерть как раз в тот раз надула.


Его соперник, без пяти лежа во гробе,

Застрял с извозчиком в чудовищном сугробе,

А выбравшись пешком, оставил в нем калоши.

И ветер вербы гнул, и гимны пели смерчи,

Но без калош наш дуэлянт не примет смерти.

Тем паче, бивший только в «молоко» Волошин.


Лишь через час нашли калоши секунданты,

Да чудо-дворники, как крыльями у Данте,

Авто, лопатами махая, откопали.

Уже достали из футляров пистолеты,

Хотя пыжей не оказалось –- по приметам

В пока живой природе хуже не видали.


С пятнадцати шагов палить. И первый выстрел

Быть может и последним. Гимназистом

Еще был Гумилев в пари непобедимым.

От лютой ненависти бледен, как покойник,

Он целится в свою мишень –- теперь спокойно:

Она на мушке-вдох и выдох-вспышка. Мимо.


И в тишине в ответ курок столь сухо щелкнул,

Как будто дверь закрыл последний на защелку

Из уходящих из теперь пустого дома.

«Осечка, что за черт!» –- волошинская группа

Смотрела на стрелка потерянно и тупо,

А сам Волошин от волнения впал в кому.


«Еще за вами выстрел!» –- возопил соперник,

И за осечкой следом, что считалась первой,

Опять сухой щелчок. И вновь невыносимо,

Поскольку третий раз уже совсем убийство

И непристало дуэлянтам так вот биться,

Ведь в эпилоге –- не сраженье, а Цусима.


«Финита, господа! Пора поставить точку!

Коль пуле не пробить сегодня оболочку

И высший судия ни чьей не озабочен

Победой, разойдемся мирно по квартирам, –-

Решили секунданты, –- тренируйтесь в тирах».

Без дела быть теперь кладбищенским рабочим,


Без трупа всей литературе декадентской,

Без дуэлянтов, часто пьющих не по детски,

Без исторической, спустя столетье, встречи

Когда в живот, и в снег, и все не понарошку,

И перед смертью ждешь моченую морошку...

И «Черной речкой» ты в истории отмечен.


А так, verweile doch! Du bist so schen!*** –- что толку,

Коль ты смешон, оставшись в памяти потомков

С обидным прозвищем Калошин Вакс –- и в позе

Героя, снявшего в дальнейшем славы пенки,

Муж Анны, что звалась в девичестве Горенко,

Н.Гумилев, расстрелянный гораздо позже.


2.

Поэт, редактор и Маковского племянник

(И тоже Константин), то вдруг при всех помянет,

То шепчет перед сном: «Явись, о Черубина!»

Инфанта, поэтесса! В трубке голос томный

Читал стихи –- хватило б их на многотомник;

А эта строчка: «... я умру в степях чужбины», –-


Изящным почерком в письме, чей запах пряный

Духов неведомых перенесет в нирвану

В конверте, где печать с девизом «Vae victis!»****.

Письмо со страстью, по-французски в каждой строчке,

Плюс голос довели редактора до точки,

Преобразив, на языке Мольера, в victimе*****.


Сегодня вечером, в назначенное время,

За дверью голос победителем всех «Грэмми»

Раздался, а затем заверещали петли.

Маковский онемел, он ни живой, ни мертвый

Ждал бесконечно: завязав узлом-восьмеркой

Себя пространство, подвигало их на петтинг.


Сейчас ее увидит: губы, грудь и шею

И приближаясь, с каждым шагом хорошея,

Она коснется... (спазмы! Срочно дайте ношпу!)

Но что вошло и там торчит, в дверном проеме?

Тяжелый лоб, да ряд клыков в улыбке, –- кроме

Услады голоса, сплошная хромоножка.


Мистификации конец. Мгновенно сжалось

То чувство жаркое и победила жалость

К себе, наивному, и к ней, невоплощенной.

Ее таинственный и от рожденья присно

Из телефонной трубки голос серебристый

Звучал ему все так же, только непрощенным.


05.17.2013

*De mortuis aut bene, aut nihil (де мортуис аут бене аут нихиль, лат.) – о мертвых хорошее или ничего

** lappetit vient en mangeant (ляпети вьян а манжан, фр.) – аппетит приходит во время еды

*** verweile doch! Du bist so schen! (фервайле дюх! Ду бист зо шён, нем.) – остановись, мгновенье! ты прекрасно!

****Vae victis! (ваи виктис!, лат.) - Горе побежденным! Конверты от Черубины де Габриак, запечатанные черной сургучной печатью с девизом «Vae victis!», приходили в редакцию «Аполлона»

*****victimе (фр.) – жертва; живое существо, приносимое в жертву божеству

C Маминым Днем!

Моей маме 1 мая исполнилось бы 85 лет. Она умерла от рака поджелудочной железы в 2005 году. С тех пор прошло восемь лет – многое изменилось в моей жизни, другими стали ее внуки. А мы все больше удаляемся друг от друга, и я ничего не могу ей рассказать, и даже просто набрать телефонный номер, чтобы сказать: «Привет, мама! Я тебя очень люблю».

Родившись в 1928 году, мама принадлежала к поколению, которое всю свою сознательную, деятельную, активную жизнь прожило при Советской власти, в государстве тотальной лжи, во всеобщей, коллективной зависти, убогости и подавленности.

На поверхности того, что называлось СССР, плавали образцово-показательная идейность, наглая агитация с крикливой пропагандой, а подо всем этим прозябала безнравственная, серая, затхлая, ограниченная во многих смыслах жизнь. Власть врала согражданам во всем, а сограждане безропотно это съедали, не поперхнувшись. Великодержавный шовинизм должен был привести к мысли, что раз все выдающиеся фразы, открытия, достижения человечества – дело рук русского народа, то и в будущем этот народ не подведет. И всего несколько поколений осталось до светлого коммунистического Завтра.

Врали во всем: самолет изобрел Александр Можайский, паровоз – братья Черепановы, радио – Александр Попов, электролампочку – Павел Яблочков. В науке не было русских сильней, да и все законы природы открыли русские, от Михайло Ломоносова и Дмитрия Менделеева до Ивана Мичурина, создавшего современную биологию с ботаникой заодно, Игоря Курчатова, создавшего атомную бомбу, Ивана Опарина, объяснившего происхождение жизни на Земле.

И мировую литературу создали русские – с русским Пушкиным, Лермонтовым, Толстым, Гоголем, Достоевским и Чеховым. Кстати, поинтересуйтесь сегодня на улице любого города на постсоветском пространстве по поводу всемирно известных поэтов и прозаиков. Я уверен, вряд ли назовут Мелвилла, Пруста, Лонгфелло, Джойса, Фроста, да и Сервантеса, и Данте с Шекспиром. Все так же здравствует идея о том, что лучший в мире поэт – Пушкин, а место лучшего в мире прозаика делят Толстой с Достоевским. В других странах писателей вроде как не было и нет.

И великие полководцы, кроме Александра Великого, сплошь тоже были русские: Александр Невский, Дмитрий Донской, Александр Суворов, Михаил Кутузов, Георгий Жуков и, в зависимости от исторических преференций, Иосиф Сталин, такой же русский, как и Павел Нахимов.

И в балете впереди планеты всей, и в спорте, особенно в хоккее и фигурном катании. И полярники российские –  самые биполярные: надо было понимать, что именно она покорили как Северный полюс, так и Южный.

Родители моей бабушки, маминой мамы, до революции владели какими-то предприятиями, то есть были заводчиками, что бабушка тщательно всю жизнь по понятным причинам скрывала. Мамин папа, мой дедушка, получил религиозное воспитание, и в своей еврейской общине, по маминым рассказам, занимал что-то вроде должности шойхета, который проводил ритуальную обработку мяса, делая его кошерным. С приходом Советской власти дедушка выучился на бухгалтера и всю жизнь посвятил работе. Он страшился того, что окружающие узнают о его дореволюционном прошлом. Уже в 1989-м маме удалось вывезти часть его библиотеки религиозных книг на иврите. По оценке бруклинского равина Льва Кацина, это – уникальное собрание религиозной еврейской литературы.

Еврейское происхождение доставило матери немало страданий и неприятностей в СССР. Она не только вынуждена была врать на официальном уровне, скрывая из какой она семьи, но и на протяжении всей своей профессиональной деятельности, работая преподавателем, получала от властей разного рода знаки, указывавшие на ее, благодаря национальности, второсортность в «семье братских народов».

Только один пример. По окончании Симферопольского пединститута, мама не могла найти работу ни в одном из крупных городов Новороссии (Симферополь, Херсон, Николаев). Уже с маленьким ребенком на руках, в середине 1950-х она не могла найти преподавательскую работу, и только благодаря случайному стечению обстоятельств, ей помогли устроиться в вечернюю Школу рабочей молодежи. А основной причиной отказов, о чем ей говорили прямым текстом, являлось то, что она – еврейка.

Ровно 24 года назад, 12 мая 1989-го, наша семья прибыла в Нью-Йорк. В Италии, транзитном для эмигрантов из СССР месте при переезде в США, мы отметили 61-й мамин день рождения. В Нью-Йорке она расцвела. Истово начала соблюдать еврейские традиции, постоянно посещала синагогу, изучала историю еврейского народа. Она была первой танцовщицей и певицей на еврейских праздниках, и первой помощницей равину. Только здесь, в США, она ощутила себя частицей своего народа, человеком, у которого есть история, традиции, достоинство. Только здесь она стала свободным человеком, которого не унижали, над которым не издевались, которому был открыт весь мир для путешествий, и прошлое - для познания и веры.

Только здесь моя мама стала человеком счастливым. Возможно, по-латыни это будет homo felicitas, что по сути означает по-английски born to be happy, а по-русскии: «Рожденная быть счастливой!» Здесь, в Соединенных Штатах Америки, моя мама ощутила, что такое жить свободным и счастливым человеком. Рожденная, к ее несчастью, в СССР.

Я обычно ухожу от фразы "God bless America!”, поистертой в своей банальности. Но сегодня, в День Матери, в такой замечательный и весенний праздник, в месяце мае, который всегда ассоциируется для меня с днем маминого рождения, а последние 24 года – с приездом в Соединенные Штаты, я хочу произнести эту фразу, от которой становится теплее на душе и радостней, несмотря на трудности и проблемы современных США:

GOD BLESS AMERICA!

Дела давно минувших дней - вот что значит поскрести по интернет-сусекам:

"Имело место одно удивительное выступление, организованное Геннадием Кацовым, поэтом, ныне проживающем в Нью-Йорке, США. Выступление в ГлавАПУ (это между Домом Ханжонкова и клубом на брестской сейчас) квартета Дмитрий Александрович Пригов - Лев Рубинштейн - Сергей Курехин (синтезатор Yamaha DX-7) - Сергей Летов (саксофон, флейта, бас-кларнет). Мы играли с Курехиным большую часть вечера, потом Пригов и Рубинштейн что-то читали вместе, потом выступали дуэты Курехин - Рубинштейн (мне показалось тогда, не очень удачно) и наш с Приговым, и в заключение какой-то квартетом джем."

Это московский музыкант Сергей Летов написал, очевидно, уже в 2010-м неровно дышащий на "пиндосов", даже если они не родились в Америке: ни моего участия в вечере, ни также проживающего в Нью-Йорке участия поэта Володи Друка не заметил.

Вернее так: в 1987-м году отлично замечал, а переехали мы в США - замечать перестал.

Любопытно, что в том вечере скромняга Летов был не один, а в трио "Три О" (Аркадий Кириченко, Аркадий Шилклопер), но из коллег-музыкантов упомянут только Курехин. Кстати, в вечере принимал еще участие верный Санчо Панса Курехина - Африка (Сергей Бугаев). Почему и его великий музыкант-одиночка Летов предал забвению, догадаться невозможно.
Вуди Аллен как-то заметил: "Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других."

Трудная выдалась эта неделя в США, и реакция немалого количества россиян на "американские трагедии" - красноречивое свидетельство, прежде всего, того, что представляет собой сегодня значительная часть российского общества.

В понедельник в Бостоне - двойной теракт с тремя погибшими (на настоящий момент) и сотнями раненых; во вторник - конверты с рицином были разосланы американским законодателям и президенту США, что вызвало панику не только на Капитолийском холме, и не только в Вашингтоне: в среду - взрыв в Техасе на заводе по производству удобрений West Fertilizer (от пяти до пятнадцати погибших, число раненых оценивается в 160 человек).

Если почитать комментарии россиян к этим трагическим событиям на крупных российских новостных порталах, вроде "Эха Москвы", то наряду со словами сочувствия и скорби, - волна антиамериканской ненависти и откровенного дерьма, с общим лейтмотивом: "Америка это заслужила, так им и надо!"

Так и надо, видимо, 8-летнему мальчику Мартину Ричарду, погибшему в понедельник в Бостоне; так и надо семи несчастным старикам из техасского дома для престарелых, пропавших после взрыва в среду. Так этим американцам и надо!

Если хочешь узнать народ - послушай, что он говорит о других. И здесь не только речь о заслуживших все смертные кары американцах-пиндосах, но и о ненавистных немчуре-фрицах, ублюдочных французах, гнусных поляках, евреях-жидах, ненавидимых гастарбайтерах из Азии, всех "черножопых" из Африки, вероломных хохлах, и отвратительных грузинах, обзываемых в России "зверями".

Если ненависть, зависть и злоба делают часть русского народа счастливыми, а мир вокруг - понятным, то это диагноз.
Предсказания-предчувствия о явлении инопланетян в будущем, связанные с этим футурология и надежды (нередко сродни эсхатологическим), определяют их, как ПРИ-ШЕЛЬЦЕВ, то есть тех, кто еще придет.

Теория панспермизма (жизнь занесена на Землю извне) включает в себя идею о том, что некие разумные существа принесли жизнь на Землю, после чего планету покинули. В этом случае, вполне логично говорить об У-ШЕЛЬЦАХ.

Однако, если сейчас инопланетяне незримо (и фактологически, по свидетельствам уфологов) присутствуют среди нас, то найдется ли такое существительное, которое даст им право на существование. В случае, если такого существительного нет, по крайней мере, в формате русского языка, то и инопланетян здесь и сейчас не существует.

Оказывается, такое существительное есть, а это значит – они среди нас. Имя им: сей-шельцы. Их почти 91 тысяча (по результатам 2010 census), находятся они на планете Земля, в стране под названием Republic of Seychelles - Республика Сейшельские Острова, островное государство в Восточной Африке.

Возможно, вы согласитесь, что такое мое открытие вполне заслуживает Нобелевки.
3 апреля 1783 года родился один из интереснейших американских писателей XIX века, сатирик и остроумец, эрудит и циник, блестящий журналист, летописец города Нью-Йорка и идеолог, если говорить о миграционной политике - Вашингтон Ирвинг. Его еще называют "отцом американской литературы".

Меня он покорил не столько его «Рип Ван Винкль» и «Альгамброй», сколько блестяще написанной «Историей Нью-Йорка» («Humorous history of New York, by Dietrich Knickerbocker»). Я в немалой степени ориентировался на Ирвинга, когда в середине 1990-х писал свою небольшую книжку об истории Нью-Йорка, начиная с голландцев и до конца XIX века.



Обязательно сегодня подниму стакан в память о Вашингтоне Ирвинге и его книгах. Если говорить об истории, то, проводя параллели, Ирвинг - это не Ключевский, а скорее Радищев, которому все и вся не нравилось и построчно подвергалось сомнению. Правда, без, как в случае с Радищевым, жесткой критики извне и остракизма.

О Среде

Сегодня среда, что означает "середина", "сердце" недели. Интересно, что в США это полностью совпадает, поскольку неделя начинается с воскресенья, и среда - точно попадает в середину семидневной недели.

В русском же календаре, неделя начинается с понедельника, поэтому среда не может быть никак срединной осью семидневки. Такая очередная российская путаница и в этом.


Некоторые исследователи утверждают, что среда - для пятидневной недели, которая существовала до того, как под влиянием христианства была принята семидневная неделя.


Англичане в этом смысле как бы "благоразумней", и никаких упреков здесь быть не может: Wednesday происходит от Wodensday, означающего день Водена (Вотана). Воден - необычный бог, он изображается высоким, худым стариком в чёрном плаще. Он прославился изобретением рунического алфавита, что проводит прямую параллель с богом-покровителем письменной и устной речи - Меркурием.

И никакой связи с серединой недели.


Так что, русское "среда" вполне бы вписалось в общепринятый в США календарь, при этом в своем собственном выглядит сегодня белой вороной: логичные, от числительных, вторник, четверг, пятница, и понедельник (в старославянском - "после недели", а "неделя" затем стала называться "воскресеньем"), и даже суббота, которое было заимствовано из греческого языка (Sabbaton), а в греческий попало из древнееврейского (от sabbath, шаббат).


Любопытно, что над этим еженедельным ляпом со "средой" мы совсем не задумываемся, хотя для Госдумы РФ я бы работу нашел. Чем им заниматься высосанными из пальца антиамериканским законами, лучше взялись бы за ставший ошибочным для всей России еженедельный календарь. Чего зря штаны в Госдуме протирать.

Profile

www.gkatsov.com
gkatsov
Gennady Katsov / Геннадий Кацов
www.gkatsov.com

Latest Month

September 2013
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel